Харьков 050-420-90-30 +38 050-420-90-30 +38 098-226-03-38 Киев 097-493-63-61 +38 097-493-63-61 Днепр 067-670-07-07 +38 067-670-07-07
* информация для специалистов медиков

Клуб самоубийц: Харьковский филиал

Потенциальные самоубийцы ходят по городу, живут среди нас, нуждаются в помощи. Но часто о них становится известно только после попытки суицида. В нашем городе есть врачи, которые спасают людей, желающих расстаться с жизнью. Эти медики работают со специфическими пациентами. Наш собеседник — заведующий отделением неотложной психиатрии и наркологии, врач высшей категории, доктор медицинских наук Андрей Николаевич Бачериков.
Православная церковь и другие традиционные мировые религии однозначно осуждают грех самоубийства. Священнослужители не считают грехом, если в мир иной себя отправляет психически нездоровый человек, состоявший на учете в лечебном учреждении. Скажите, сколько среди самоубийц людей психически здоровых, сколько психически больных и сколько самоубийств совершается в состоянии аффекта?
Действительно, к нам обращаются родственники наших пациентов, которые совершили самоубийство, с просьбой выдать необходимые справки для предания покойника земле по христианскому обряду. По статистике, демонстративно­шантажные самоубийства, то есть совершенные людьми нормальными, возможно, не желавшими получить смертельный результат, — это не более 4% от общего числа самоубийств. Такие самоубийцы хотели напугать родственников, привлечь к себе внимание, преследовали определенные цели. Остальное — самоубийства, совершенные в болезненном состоянии. Аффект — тоже ненормальное состояние. Но на учете у нас состояло всего 9% больных, совершивших самоубийство. Однако могу ответственно сказать, что практически в любой ситуации я могу поставить психиатрический диагноз человеку, который совершил самоубийство. В нормальном состоянии суицид не происходит. Для самоубийства нужно иметь нестабильное состояние психики. Все это четко укладывается в диагностические критерии.
Все ли потенциальные кандидаты в самоубийцы после неудавшейся попытки свести счеты с жизнью попадают в поле зрения врачей – психиатров и ставятся на диспансерный учет?
От 30 до 40% больных шизофренией и различными депрессивными расстройствами впервые попадают в поле зрения психиатров после совершения суицидальной попытки. То есть зачастую мы выявляем многих больных на поздних стадиях заболевания, когда процесс протекает уже несколько лет. А длительный процесс тяжелее лечится.
По новому Закону «О психиатрической помощи» мы ставим на учет только тех пациентов, которые представляют угрозу для окружающих и представляют угрозу для себя. Кто пытался себя отравить – вряд ли будет поставлен на учет.
Какова статистика самоубийств по Харькову за последние годы: тенденции, наиболее частые способы и орудия самоубийств, зависимость от времен года и окружающих условий?
Мы ведем мониторинг завершенных самоубийств по Харькову. Наблюдается неуклонное снижение количества таких суицидов. По­видимому, это связанно с улучшением экономической ситуации. Вы помните девяностые годы прошлого века: развал Советского Союза, паралич экономики. Закрывались предприятия, научные институты. Масса людей оказалась не у дел в результате катастрофы ВПК. То есть макросоциальный фактор, а именно развал страны, сыграл огромную роль в росте числа самоубийств.
Пик самоубийств по Харькову пришелся на 2000 год. Могу только гадать, чем это было обусловлено. После этого рубежа происходит четкое снижению суицидов. Сегодня в Харькове совершается 18 самоубийств на 100 тысяч населения. Это низкая цифра, даже по европейским стандартам. Мне приходилось беседовать с главным суицидологом Австрии, и он с гордостью сказал, что в его стране число самоубийств наконец­то опустилось за цифру ниже 20 на сто тысяч человек.
В Австрии самоубийцы активно эксплуатируют ландшафт для реализации своего замысла. В Харькове горы отсутствуют, но падение с высоты в нашем городе — самый популярный способ суицида. На втором месте — повешение, затем отравления. Потом следуют нанесение резаных ран, утопление и железнодорожные травмы. Огнестрельные ранения случаются реже — из­за ограничения массового доступа к оружию.
По времени: как правило, это первый день после праздников и после выходных — понедельник. Но в основном такая тенденция касается самоубийц­мужчин. По всей видимости, играет роль алкогольная депрессия. У женщин привязка к дням отсутствует.
У мужчин завершенные самоубийства происходят в три раза чаще, чем у женщин. И совершенно обратная тенденция незавершенных суицидов: попытки умереть женщины предпринимают в три раза чаще. Возможно, здесь присутствует элемент демонстративности. А мужчины идут на это более осознанно.
Ранее, в советской пропаганде, муссировался тезис, что при капитализме самоубийством заканчивают жизнь либо бедняки, лишившиеся работы, доходов и, как следствие, достатка и семьи, либо представители правящего буржуазного класса, «золотая молодежь», которая «бесится с жиру», принимает наркотики, опасается будущего и каких­то проблем, не доступных среднему гражданину. А как обстоят дела в современной Украине? Каков портрет среднестатистического самоубийцы? Кто он по социальному, возрастному и половому признакам?
— Четкого портрета нет. По­ половому признаку: женщины чаще пытаются, но мужчинам чаще удается.
По возрастному составу: пик самоубийств у мужчин приходится на возраст от 40 до 49 лет, а у женщин — после 70 лет, когда человек остается в одиночестве. 50% мужчин совершают суицид в состоянии алкогольного опьянения. У женщин в таком состоянии 15%.
В 90­х годах прошлого века основное число самоубийц составляли инженерно — технические работники, рабочие, члены их семей. То есть те, кто остался невостребованным, был лишен средств к существованию в результате закрытия предприятий. В Харьков ведь сгоняли из деревень массу людей для работы на ХТЗ, заводе им. Малышева, на многих других крупных и мелких заводах и фабриках. Целые деревни сносились, чтобы их население пополняло ряды рабочего класса Харькова. А в девяностых предприятия остановились, гиганты рухнули. И люди остались без зарплаты. Не у всех ведь получилось стать «челноками», чтобы как­то пережить тяжелые времена.
Социальный момент имеет огромное значение. Многое зависит от микросоциальной среды: хорошо или плохо в семье, в быту, хватает ли денег. Но есть момент, который может пополнить ряды самоубийц всех социальных слоев — потеря близкого человека. Это колоссальный фактор риска.
Часто ли среди самоубийц встречаются бомжи или их способ существования сам по себе является самоубийством?
— Асоциальные элементы нам не попадаются. Не припоминаю. Даже наркоманов очень мало.
За последнее десятилетие создается впечатление, что самоубийство — бич богатых и влиятельных украинцев. Предпочитают стреляться министры и народные депутаты, крупные бизнесмены и чиновники. Таких людей не заподозришь в неадекватности. Не будем касаться политики и подвергать сомнению официальные версии, но хотелось бы узнать ваше мнение: насколько реально здорового физически и душевно человека, имеющего деньги и влияние, довести до самоубийства?
— Реально и просто: шантаж. Шантаж близкими, кем­то или чем­то, что человеку дорого. Даже материальные потери не играют такой роли, как шантаж. Потеря денег редко приводит к суициду. А вот потеря близкого служит фактором риска однозначно.
Насколько часто случается, что человек, у которого не получилось умереть с первой попытки, сможет повторить попытку суицида? Останавливает ли самоубийцу боль?
Наличие в биографии человека попытки самоубийства является огромным фактором риска. Можно не сомневаться, что человек рано или поздно повторит попытку умереть, если его, конечно, не лечить. Болевой шок не является препятствием для осуществления замысла. В моей практике был случай, когда молодая девушка ножом пыталась перерезать себе сонную артерию. Ей удалось это осуществить лишь с третьего раза.
Случались ли в Харькове публичные самоубийства?
Да сколько угодно. Чем мы хуже других? У нас прыгают с крыш, бросаются под поезда в метрополитене. Случаев достаточно.
Поделитесь примерами из вашей медицинской практики: что запомнилось, что вызвало эмоции?
Буквально на той неделе, в четверг, осмотрел одну женщину. Объяснил ее родственникам, что больную необходимо положить в больницу. Ее симптоматика указывала на то, что она совершит попытку самоубийства. Родственники отказались. И за субботу­воскресенье получили две серьезные суицидальные попытки. Сейчас они лежит у нас. Душа за нее болит. Человек просто не хочет жить. На моей практике таких случаев, представьте, не так и много.
Самое страшное, когда у человека присутствуют идеи самообвинения. Самообвинение, самоуничижение — предтечи суицида. Человек сам себе не нравится. Если это имеется, то человека необходимо спасать. Хоть через суд, но укладывать в больницу. Иначе общество потеряет гражданина. При таких ситуациях требуется длительное лечение, поддерживающая терапия на многие годы.
Много пациентов поступает к нам с острой реакцией на стресс. Мы вытягиваем их в 100% случаев. Была пациентка, у которой муж погиб на стройке. Факт этот извратили — он якобы сам подставил голову под кран. Женщина была в тяжелейшем состоянии. Но ее успешно вылечили.
Не все самоубийцы попадают в поле зрения нашей больницы. Из «неотложки» многие сбегают. Домашние суициды скрываются тотально.
Когда болезненное состояние только начинает проявляться — к нам и не думают обращаться. Поступают к врачам только в запредельном состоянии. Это славянский менталитет. А в Америке чуть что — начальник поругал, жена крикнула — сразу к псиоаналитику.
К нам крайне редко поступают женщины после изнасилования — не то воспитание. Я могу поставить диагноз, когда суицидальная попытка связана с изнасилованием не более двух раз в год. Женщины скрывают эту психотравму.
Все изначально зависит от личности: кому­то легко совершить суицид, а кому­то невозможно. Это вопрос темперамента, воли. Бывало: человека лечат, лечат, а потом все равно суицид. Но в подавляющем большинстве случаев такого удается избежать.
Практически из всех жизненных ситуаций имеется выход. Скажите, как остановить потенциальных самоубийц, что можно сказать людям, задумывающимся о добровольном уходе из жизни?
Из самой безвыходной ситуации есть, по крайней мере, три выхода. И ни один из трех не связан с самоубийством. Просто наше общество еще боится психиатров. Но лучше вовремя прийти, посоветоваться. Независимый совет психиатра лучше, чем совет родственника. Родственник — лицо пристрастное. А психиатр непристрастен, его совет может помочь.
Самое главное — не замыкаться в самом себе и искать помощи. Мы не ставим на учет тех, кто пришел посоветоваться. Помогаем мы в нашей консультативной поликлинике бесплатно. И помощь эта не просто действенна — она сохраняет жизнь человека.

Беседовал Сергей КРАМАРЕНКО


Запись на прием к врачу


После отправки сообщения, наш специалист свяжется с Вами для уточнения деталей

Записаться к врачу
Укажите желаемую дату приема


Вверх

ХАРЬКОВ

Площадь Конституции 26
Дом Науки и Техники, 2й этаж

+38 /057/ 760 47 60
+38 /057/ 760 47 70
+38 /057/ 759 09 99
+38 /057/ 714 29 72

КИЕВ

+38 /044/ 360 29 60
+38 /097/ 493 63 61

ул. Попудренка ,34
( водолечебница) каб 708)

пр-т 40 летия октября 59 а
( поликлиника № 10 )
Голосиевского района (каб 701)

ДНЕПР

пр-т Карла Маркса 67 -А во дворе ТЦ "ГРАНД ПЛАЗА", (остановка ул. Ленина)

+38 /056/ 767 16 77
+38 /0562/ 36 10 83
моб. +38 /067/ 670 07 07